Оnline: 0 09:43:30
           
       
04.02.2010 / Конкурсы

Сказка от lord-of-Def.

«Эовэн - танцующая со смертью».
Был пасмурный весенний день. В небольшой эльфийской деревушке вблизи Сияющего родника местные жители уже давно ожидали дождя. Но тяжелые тучи почему-то упрямились, игнорируя лесной народ, и плыли себе дальше куда-то прочь за линию горизонта. Благодаря этому, дети все еще играли на улице, бегая друг за другом, а их родители то и дело посматривали на серое небо, надеясь, что скоро усталая ребятня все-таки усядется обедать за большим круглым столом.
Орин – высокий широкоплечий эльф в это время острил свои клинки горным кристаллом, который достался ему в наследство от отца. Светлые волосы при работе небрежно падали на его голубые глаза и ему, иногда, приходилось поправлять их, тем самым, отрываясь от основного занятия. А, как известно, правильно заточенное лезвие – ключ к любой выигранной битве, если использовать технику танца.
- Давай я помогу, - предложила Эовэн.
Эльф обернулся. Позади него, держа в руках белую ленточку для волос, стояла его прекрасная жена. Она, как и триста лет назад, была молода и красива. Ее стройная фигура за все эти годы ничуть не испортилась. Даже наоборот – стала намного привлекательнее, а нежное белое лицо все так же изыскано смотрелось на фоне черных волос.
- Можешь не отвлекаться, - сказав это, эльфийка аккуратно разделила светлые локоны на три части и начала заплетать в одну длинную косу.
- Наш сын, - начал говорить Орин, - уже такой большой стал. Помню, всего шесть лет назад впервые взял его на руки. Тогда он был таки крохой, а теперь…
- Да уж, бегут годы. Скоро наш Ноин вообще вырастет.
Тем временем жизнь в деревне шла своим чередом: со стороны рынка к дому молодой эльфийской семьи постоянно доносился веселый гул странствующих торговцев, а из окраины цветущей рощи то и дело слышалось благоухающее пение лесных фей. И только одинокие удары клинка об клинок с места танцевальной площадки, где тренировалась молодежь, могли всего на доли секунды пересилить все в округе. Однако этим днем суждено было раздастся еще одному звуку. Громкий звон, от которого Эовэн вскрикнула, подняв голову к большому дереву, и тут же ужаснулась. Молодой эльфийский охотник стоял на ветвях главного дерева и что, было, силы звонил в тревожный колокол.
- Что!?
- Дорогая, - тут же успокоил ее Орин. – Бери Норина и бегом к убежищу на центральном дереве. Поняла?
- А ты?
- За меня не беспокойся, - эльф выпрямился на полный рост, - у меня есть мои клинки. К тому же, я люблю тебя.
Эовэн крепко обняла супруга, затем призвала малыша, а после незаметно растворилась в паникующей толпе. Но перед тем как она свернула за угол хижины союза рейнджеров, глаза эльфийки еще раз упали на любимого. Одинокий силуэт мужа удалялся от нее на встречу опасности. И, казалось, что с каждым таким шагом между ними все больше и больше натягивалась невидимая нить волнения друг за друга.
- Что случилось? – позднее спросила Эовэн у подруги, случайно увидев ту на улице.
- Орки! Орки у ворот! Бежим в убежище, скорее.
- О, духи, - услышав от подруги слово «орк», мать еще сильнее прижала к себе сына.
- А папа скоро вернется? – растерянным голосом спросил Ноин.
- Он обязательно придет. Только сначала своим товарищам поможет. Мы его подождем на вон том дереве, - Эовэн указала на могучий дуб вблизи их. - Там безопасно.
Подбежав ближе к задуманной цели, эльфийка заставила сына первым подняться по винтовой лестнице, что обвивалась вокруг ствола, наверх. Следующими пошли еще чьи-то дети.
- Я жду, - крикнул Ноин, когда уже долез до самого верха и, сделав следующий шаг, зашел в убежище.
В скором времени к ней подошел молодой лесной охотник. В нем Эовэн узнала того, кто трубил тревогу. Юноша же в свою очередь вытащил лук и стал внимательно всматриваться в опустевшую улицу.
- Как там? - быстро спросила она, пропустив перед собой нескольких женщин с детьми.
- Дело худо, - признался охотник, - орки использовали эффект неожиданности. Мы даже ворота закрыть не успели. Опасаюсь самого худшего.
Секундой позже по небу с треском расползлась ветвистая молния, послышался гром и тут же хлынул проливной дождь. Волосы, как и вся одежда, в миг прилипли к телу эльфийки, и она быстро замерзла.
- Вон они, - протянул юноша. – Лезут, гады.
Обернувшись, взгляд Эовэн уперся в одного наездника на волке, орка с метательными топорами и кровожадную пятерку гоблинов.
- Давайте скорее, Вы последняя остались. Я же здесь постою, прикрою, - после сказанного эльф быстро выстрелил. Рассекая падающие капли воды, стрела с хрустом вонзилась в плоть первого недруга. Гоблин, выдав пронзительный вой, словно бревно, упал замертво. – Очевидно, наша оборона пала, - продолжил он. – А эти – победители.
- Значит Орин.… Тоже…
- Мне очень жаль.
Вдруг в воздухе раздался приглушенный свист. В ответ запела тетива лука, а после того, как все стихло, охотник вместе с орком пошатнулись.
- Черт, быстро, - но юноша не отступил. Ловко, как это умеют делать только эльфы, он выстрелил повторно. На сей раз орк упал. Две стрелы, торчащие в его брюхе, оказались для зеленокожего роковыми.
- Что с тобой? – мигом пролепетала Эовэн.
- Ранен.
Эльфийка с ужасом увидела, как тот упал на колени, будто тряпочная игрушка. В груди у него торчал метательный топор.
- Они… Не должны… Пройти, - дождь беспощадно бил юношу в лицо, а из его ребер сочилась кровь.
– Вот, возьми мой лук.
- Но… Я не очень хорошо стреляю. Я не…
- Попробуй. Это единственный шанс для них.… Ведь они – это все, что у нас есть, - после сказанного, охотник медленно закрыл глаза и небрежно согнулся, упав лицом на сырую землю. «Мой сын, - подумала про себя Эовэн. – Не знаю смогу ли помешать им, но я сделаю все, что бы с ним ничего не случилось».
Склонившись над мертвым телом, эльфийка вытащила из колчана последние две стрелы. Как назло, в тот же миг к ней начал приближаться наездник. Пришпорив своего уродливого волка-переростка, он выхватил длинную саблю и закричал. К тому времени первая стрела уже вылетела к нему на встречу с невероятной скоростью. Оставляя позади себя мокрую траекторию, она глубоко застряла в правом плече противника. Следующий и последний выстрел пришелся в голову лохматой твари. Волк, споткнувшись, отчаянно заскулил, а затем, буквально, зарылся носом в песок. Однако сам наездник чудом выжил - в последний момент перед падением ему удалось удачно сгруппироваться.
- Ну вот и все. Больше нет эльфов, - молвил противник, отряхиваясь. - Умри!!! – после, он нанес решительный колющий удар Эовэн в область живота. Острый клинок пронзил ее тело, словно ледяная вода. Стало очень больно, однако она выдержала это, крепко сжав зубы.
«Орин… Скоро я приду к тебе. Но сначала.… Сначала я разберусь с этими».
Вновь открыв глаза, эльфийка лукаво улыбнулась недругу, за тем решительно сжала оголенное лезвие в левой руке и, пропуская его сквозь свое тело, вплотную подошла к врагу. Со стороны ее спины показался окровавленный конец сабли. Стекая, капля за каплей, алая кровь падала на песок и превращалась в темное пятно. А она даже и не думала останавливаться.
- Не может быть!? – шокированный наездник от удивления открыл рот.
«Еще чуть-чуть, - отчаянно думала про себя Эовэн. – Ну, же. Давай!»
Пропустив, сквозь себя еще пару сантиметров стали, она, наконец, дотянулась до стрелы, которая торчала во вражеском плече. Резким движением женская рука переломала ее, а постом с размаха сунула ему тупой конец в горло. Противник пошатнулся, закашлял и пустил ртом кровавую пену. Оставалось победить четверых гоблинов. Но низкорослые твари не заставили себя ждать дважды. Как один, они пошли в неспешное наступление, постепенно зажимая противницу в кольцо. А смертельно раненая эльфийка, в эту минуту, пыталась сконцентрировать все свои оставшиеся силы в одном последнем танце, который когда-то показывал ей Орин. Ее правая рука крепко сжала рукоять сабли, потом Эовэн приложила немного усилий и одним ловким движением вытащила из себя холодное оружие. Кровь полилась ручьем. Смешиваясь с дождевой водой, она быстро окрасила зеленый цвет платья в багровый оттенок.
- Вперед! – закричал один из гоблинов. – Добьем ее!
Эовэн приготовилась. Боевая стойка с опущенным оружием в поднятой руке изменилась, как только первый оппонент занес свою булаву для удара. Из полуоборота она рассекла ему грудную клетку и тут же устремилась к следующему недругу, что уже нападал сзади. Все лишь немного повернув запястье, ее следующее движение оказалось направлено под собственную левую руку. Таким образом, эльфийка вспорола брюхо второму гоблину, за тем грациозно прогнулась вперед, дабы избежать незапланированной смерти, и, в конце концов, выдала резкое фехтовальное движение, описывая в дождливом воздухе горизонтальную восьмерку. Когда же ее сабля опустилась, гоблины дрогнули. У одного из них оказалась отрублена рука, другой мигом лишился глаза. Тяжело дыша, Эовэн оскалила зубы. У нее дрожали руки, ноги почти не удерживали тело, а голова кружилась. Но не завершить начатое дело она не могла. Последнее резкое горизонтальное движение раз и навсегда поставило точку в этом поединке. Все враги упали, а она, хоть и не надолго, но осталась стоять…
2010-2020 © Радио ГВД